Архив фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив фанфиков » Аниме-фанфики » Любовь на крови.


Любовь на крови.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава 1. Хищник.
Сила тебе не поможет завязать и сохранить дружбу, ибо друг — это животное, которое можно поймать и приручить лишь добротой и любовью.
Сократ.

- Ах, госпожа Карин, Вы уверены?
- А почему мне не быть уверенной? Мне, в конце концов, сам его отец предложил это.
- О, боже!! Значит, молодой принц теперь ваш жених?
- Ну-у, почти. Мне осталось его только соблазнить, но вы ведь знаете, что для меня заставить мужчину ползать у моих ног не сложно, - ухмыльнулась Карин.
«Отец снова пытается устроить мою личную жизнь. И зачем весь этот пафос с балами? Хмм...интересно...» - молодой принц-вампир обернулся, чтобы посмотреть на ту девушку, которая самонадеянно считает, что он, Саске Учиха, будет ползать у ее ног. - «Не люблю рыжих. Слишком эксцентричны. Блондинки слишком милы, как волки в овечьих шкурах. Ну, а брюнетки уже приелись. У которой из них такой мерзкий голос, полный яда?» - оценивающе осмотрев девушку в черном и огненными длинными волосами, которая стояла к нему спиной, он вспомнил, что она совсем недавно разговаривала с его отцом. - «Удивительная способность делать хуже то, что уже и так плохо», - скептично подумал брюнет. - «Нет, он издевается. И я буду бездействовать и смотреть, как меня женят на рыжей бестии? Разбавлю-ка я лучше эту приторную затею весельем и наслаждением. Посмотрим, какова она в постели».
- Боже мой! Госпожа, он смотрит на вас. А какой взгляд! Я бы на вашем месте прямо здесь растаяла, - верещала одна из подружек Карин, наблюдая, как принц поставил бокал полусухого вина на стол, а затем направился к рыжей незнакомке, все еще пожирая ее заинтересованным азартным взглядом и улыбаясь, так сдержанно, как того требовал этикет.
Карин, быстро махая веером, старалась скрыть волнение. И в правду, таять она начала уже, под таким его взглядом.
- Естественно, он смотрит на меня. Потому что только я этого достойна, - быстро выпалила рыжая бестия своим подругам, пока Саске шел в ее сторону.
По знаку ее руки, молодые девушки ретировались, еле скрывая свое восхищение принцем и зависть к княжне.
Подойдя к ней, Саске вежливо поклонился, взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони.
«Холодные длинные пальцы. Слишком яркий маникюр. Самодовольное выражение лица, она пытается не потерять остатки куриных мозгов. Скучно...» - взгляд Саске похолодел. Принц был похож на богача в магазине, которому предлагали товар с браком. Но слишком вежливый богач, чтобы устраивать из-за этого разборки. Поэтому улыбка принца оставалась обжигающей. Волнующий контраст ледяных глаз и загадочной теплой улыбки. Это было похоже на огонек летней ночью, а мотылек все летел прямо на него...
- Могу я узнать ваше имя?
Карин откашлялась и сказала милым голоском, точнее говоря, пропела:
- Карин Анрелианская, - она сделала реверанс перед принцем, все также кокетливо смотря на него и улыбаясь.
- Анрелианская? Счастлив знакомству с представительницей одного из древнейших кланов вампиров, - Саске ловко приобнял ее одной рукой, а другой взял под руку. - Мой отец благосклонен к вам, как я успел заметить, - аристократичный брюнет бросил недовольный взгляд в сторону трона и повел княжну куда-то из зала – ненавязчиво, элегантно. Она даже не заметила этого – просто шла за ним, как зачарованная.
Королевская воля – отличительная черта правителей вампиров. Их природное обаяние порой граничит с безумием. Подчинять себе волю окружающих – для этого они рождены. Однако Саске пользовался своим даром редко. Ему было достаточно чуть наглой полуулыбки, располагающего к себе заинтересованного взгляда и аристократичных манер, чтобы любой из рода даже королевской крови был готов ему душу отдать, с ногами руками и всем чем попросит. Любой, кроме его отца. Хотя и в этом есть сомнения, поскольку король не очень часто общается с собственным сыном и все же иногда делает ему поблажки.
Саске заметил парня в облегающем удобном костюме, который неотрывно следил за княжной и направился вслед за ними. Все как всегда – короткая стрижка, острейший нож, лезвие которого посеребрено, и хорошая физическая подготовка. Впрочем, они всегда такие. С рождения. Мускулистые, подтянутые и словно рожденные смертоносные машины.
«Дампир. В последнее время это редкость. Они вымирают, поскольку наша реальность отрывается от реальности людей. Что же, дядя, вам здесь не заказано», - про себя усмехнулся принц и добавил толику королевской воли к своему обаянию.
- Надеюсь, нам ничто не помешает насладиться тишиной и красотой замка? Мне показалось, бал утомил вас, не так ли?
Карин лишь повернулась и сделала останавливающий жест рукой. Дампир в ответ поклонился и вернулся на свое место дожидаться хозяйку.
- Я смею заметить, что вы устали. Могу предложить отдых в моих апартаментах. Оттуда открывается замечательный вид на озеро и там не так душно, - елейно шептал он на ухо девушке, подводя ее к заветным дверям каждой леди – дверям, которые скрывают за собой Его спальню.
- Правда? - кокетливо улыбнулась девушка, наигранно показывая свое удивление, - она, казалось, уже давно позабыла все рамки приличия.
- Несомненно.
Принц открыл дверь, и сквозняк не заставил себя ждать. Зловещая тишина и непроглядная тьма царили в комнате, словно укутанной черной вуалью. Лишь лунный свет пробивался в окно, слабый, рассеянный и тонущий во тьме. Саске отпустил Карин и позади нее щелкнул замок. Вампирша только испуганно вздрогнула.
- Господин, что вы....
Вампиры... Изящные существа. Хищники. Правители. Искусители и гурманы. Опасные и притягательные. Идеальны и порочны. Такова их природа.
Саске – принц клана вампиров. Чистокровный, талантливый и нещадный. Карин видела это. Видела его мощь, его страсть, его жажду. Она видела презрение, но это было не важно – важны лишь эти рубиновые глаза. Она видела насмешку, но и это не важно – важны лишь его ласковые прикосновения к ее шее. Плавные и опьяняющие. Она видела хладнокровие, но единственное, что имеет значение – его белоснежные, острые клыки хищника.
Она затрепетала и холод, леденящий душу, стал пробираться по ее венам. Наконец, девушка стала ощущать чувство опасности, чувство рамок, через которые она уже переступила, зайдя в эту тьму. Саске унял свою волю. Ему доставляло удовольствие видеть ее подлинный страх. Она знала это. Все читалось в его красных гипнотических глазах. Рубиновая радужка была чиста. Опьянительна. Карин невольно облизнула пересохшие губы – эти глаза словно наполнены вином и отупляют ее инстинкты, ее жажду жизни. Ее взгляд утопал в этих вампирских глазах, цепляясь лишь за черный бездонный орнамент, который словно трещина в аду пробегал сквозь прекрасный алый цвет. Безупречно. Порочно.
Она вампир. Но забыла это. Она забыла, что есть опасность потерять свою честь и достоинство, запятнать себя как аристократку. Это хуже, чем по глупости попасться на солнце. Это презрительнее, чем защищать род человеческий. Это безумнее, чем отвергать кровь – единственное, что вампиры уважали. Она вампир. Девушка. Девственница. В ее жилах – течет прошлое ее рода, их сила, их наследие. Нет ничего хуже для аристократа, чем «пустить» кровь, позволить ею наслаждаться другому. Нет ничего хуже этого. И Саске знал это. Помнил это, когда раздел ее. Понимал это, когда обойдя ее, цинично проводил рукой по ее телу, словно пробуя свою любовницу. Он не остановился.
Карин, все еще опьяненная его близостью, его глазами, даже его намерениями, как завороженная наблюдала за ним. Он провел кончиком языка по своей верхней губе и коварно улыбнулся, вновь обнажив клыки. Властным движением он заставил ее лечь на кровать. Его прохладные руки обжигали ее кожу, словно прикосновение льда. Саске не целовал ее. Он наблюдал за жилкой на ее шее, бьющейся, словно пичуга в клетке. Его руки исследовали ее тело, почти брезгливо. Почти надменно. Ему претило именно заниматься любовью с этой рыжей. Поэтому он просто взял ее, когда захотел, несмотря на ее статус и титул. Несмотря на ее боль и слезы, он не стал утешать ее. Он уже почувствовал ее кровь. Этот эликсир звал его. Манил. Карин не боялась. Она сама настолько сильно была подчинена его жажде, что до боли в сердце хотелось отдать ему все до капли.
Едва острие клыка натянуло ее мраморную кожу, как кровь брызнула, готовая вырваться и течь к своему новому хозяину. Сегодня он – хищник, она – жертва. Карин издала стон наслаждения. Тот стон, который должен был сопровождать наслаждение от ночи, проведенной с любимым. Она выгнулась ему навстречу сильнее, чем когда он сделал ее женщиной. Положив руку ему на затылок, она буквально вдавила его клыки в свою шейку. И снова стон. Саске испытал то же наслаждение.
«Теперь я понимаю, откуда пошло это клеймо», - усмехнулся он, глотая большими порциями чужую кровь такого же хищника, как и он.
- Кровавая шлюха, - эти ядовитые слова он громко бросил в тишину, после того как отстранился от княжны и привел себя в порядок. Это было хуже пощечины. Теперь Саске был уверен, что она не займет место его жены, не по собственной воле, если, конечно, у нее есть остатки собственного достоинства.
Запах сладкого унижения все еще витал в воздухе, и все в зале уже могли учуять его, а особо старые вампиры даже определить его владельца. Кровь струилась по шее Карин, а клеймо позора, светившееся на ее шее в виде укуса, говорило само за себя. Последнее, что она увидела в свете, пробравшимся сквозь приоткрытую дверь – его уничтожающе наглую улыбку.
Идя по светлым коридорам замка, он стер большим пальцем каплю крови с уголка своих губ и слизал ее.
«Возможно мы еще позабавимся. Твоя кровь вкуснее человеческой во многие разы», - думал он, возвращаясь в зал.
Когда молодой (ну, это для кого еще) наследник великого клана зашел в тронный зал, то он сразу почувствовал некое напряжение - особенно со стороны клана Анриэля. Более того, казалось, что его отец вот-вот взорвется. Одного взгляда Фугаку хватило, чтобы стражники и прислуга увели гостей. В зале остались лишь они, один на один.
- Что ты себе позволяешь? - членораздельно спросил Фугаку.
Саске ленивым взглядом обвел весь опустевший зал и подошел к императору.
- Я нарушил закон? – лукаво спросил принц, смотря ему прямо в глаза. Отец словно встретился со стеной, от которой ничего не добьешься.
- Не смей пререкаться со мной! - проревел он на весь зал, да так, что, казалось, стены сейчас содрогнуться и рухнут. - Играть вздумал?! - зло выдохнул Фугаку и затем, уже пару секунд спустя, более спокойно продолжил: - Что ж...с другой стороны, ты показал мне, насколько она слаба и никчемна... Не ожидал от такого клана... - устало и разочаровано ответил отец, встав у окна и разглядывая луну.
- Клан не виноват в том, какая она есть, - задумчиво произнес Саске, заинтересовавшись бокалом с вином. Он покосился на отца, а потом снова на бокал, раздумывая влетит ли ему еще и за это.
- Клан, как раз, виноват, раз ничему не научили девчонку, - бросил отец.
Тишина. Она никого не смущала и ни на кого не давила. Просто, каждый думал о своем. Ее нарушил стук в двери. Достаточно громкий и взволнованный?
- Войдите! - властный голос Фугаку, казалось, отворил дубовые тяжелые двери. В зал незамедлительно вошел стражник.
- Мой господин, у меня хорошие вести, - c поклоном ответил солдат.
- Выкладывай.
- Клан Серебряной кобры побежден. Многие сдались сразу после убийства лидера. Что прикажете с ними делать?
Фугаку задумался, но его поток мыслей прервал голос солдата:
- Они просили о помиловании. Cын лидера еще жив. И он хочет попросить вас об обмене - его жизнь в обмен на дампиров.
- Дампиры? У этого клана? - спросил Фугаку, не скрывая удивления. Cтражник кивнул.
- Один из них достаточно сильный. С нашей стороны даже погибло несколько солдат. Их четверо, - продолжил солдат. - Что прикажете делать?
Фугаку задумался. Дампиры были достаточно выносливыми, а точнее - они обладали силой вампиров и они не боялись серебра. Высшего вампира можно было убить лишь клинком, сделанным из этого священного металла. А дампирам этого бояться не нужно было. Более того, они были единственными, у кого был шанс на победу над чистокровкой. Но увы. Вампиры их научились подчинять. Потому теперь у них не было врагов. Вообще.
- Приведите сюда эти отбросы. И всех дампиров что есть... Решим, что с ними делать.
Во время разговора Саске осушил бокал. Он стоял, облокотившись небрежно о высокий стол, и болтал новой порцией вина в хрустальном изящном фужере. Задумчиво смотря на рубиновую жидкость он до сих пор вспоминал те ощущения. Если во время плотской любви они наступают лишь в конце и на несколько минут, отбирая последние силы, то во время укуса вампиром вампира они продолжались постоянно – экстаз бурлил в венах, в сердце, каждой клеточке их тел. Каждый новый глоток был живительным и неописуемо потрясающим. И более того – Саске чувствовал небывалый прилив сил, словно на людском побоище. Карин же выглядела усталой, но его это не волновало.
«Знал бы, из-за чего так называют таких девушек-вампиров, давно бы полакомился», - хищная, немного маниакальная улыбка заиграла на его лице. Ни намека на раскаяние о содеянном. Когда Саске вырвался из своих мыслей, доносчик уже ушел, а он пропустил самое интересное, поэтому любопытный взгляд просверлил королю всю плешь.
В это время двери в зал открылись, и четыре стражника ввели поверженных. Каждого солдаты заставили ударом по задней части колена опуститься на пол перед лидером. А затем по три солдата ввели дампиров. Четырех. Трое мужчин и одна женщина. Их так же заставили сесть на колени и поклониться. При этом, хозяева своих защитников были не тронуты - сразу видно, позорно струсив, те сдались. А вот дампиры были нехило потрепаны. В зале раздавалось лишь их тяжелое дыхание.
Саске всегда обращал свое внимание лишь на то, что достойно такой почести. Принц отставил бокал и, заинтересованно разглядывая незнакомку-дампирку, подошел к ней. Дотронувшись двумя пальцами до ее подбородка, он заставил посмотреть ее ему в лицо.
«Удивительно. Зеленые, большие глаза», - Саске немного повернул ее лицо, так, чтобы ему было удобнее осмотреть ее щеку. - «Раненная дампирка. От нее хорошо пахнет», - он втянул воздух в себя, стараясь ощутить как можно больше оттенков в запахе ее крови. - «Опьянительно... и это я еще не «звал» ее. Интересно...» - Саске довольно улыбнулся. - Как тебя зовут?
Девушка не отвечала до тех пор, пока не услышала истеричный вопль хозяина окутанного страхом, чья жизнь была в руках лидера клана и его сына:
- Отвечай, дрянь!
Последовал спокойный ответ на фоне тяжелого дыхания:
- Сакура.
- Что ты будешь с ними делать? - спросил Саске, все еще смотря на девушку. Он не мог не наслаждаться этим запахом. Одним из пальцев, которыми он придерживал ее лицо, он зачем-то провел по ее коже, словно стирая с нее грязь.
Девушка-дампир тяжело дышала, взгляд ее был направлен лишь в одну точку, и в последний момент она прикрыла глаза.
- Вот уж не знаю... - задумчиво произнес Фугаку, подходя к дампирам. - Они весьма ценны. Я бы сказал даже очень, - он стал разглядывать сильных шевалье как товар.
- Дампирка, ты готова защищать эту мразь до конца? – насмешливо спросил Саске.
Ответ последовал незамедлительно, едва дав закончить принцу слова:
- Да.
- Зачем?
- Потому что должна.
- Отец, ты все слышал, - Саске, довольно улыбаясь, через плечо посмотрел на отца. - Я хочу ее.
Фугаку подумал с мгновение, потирая подборок и только кивнул. Сразу же стража убрала лезвие от горла хозяина дампирки.
- Вышвырните его за пределы моих владений, - презрительно бросил Фугаку.
Бывший хозяин дампирки обмяк на руках стражника от удара по затылку. После его выволокли из зала.
- Думаю, заберем всех... - протянул лидер. - Их очень мало осталось, несколько десятков... Освободить и увести! - грозный приказ.
- Как скоро эту дампирку завяжут на моей крови?
- Когда угодно, после того как хозяин, - Фугаку сказал это с самым настоящим презрением и брезгливостью, - сам по своей воле отдает своего шевалье, его печать стирается буквально сразу.
- Замечательно. Что ж я пошел? – и Саске уже направился к выходу, чтобы поскорее слинять, пока отец не вспомнил о промывке мозгов по поводу Карин.
- Саске, сколько еще ты собираешься увиливать от брака? - усмехнувшись спросил Фугаку.
Принц остановился и, обернувшись, ответил с холодной улыбкой:
- Сколько захочу.
- Несносный мальчишка, - только и сказал отец, усмехнувшись. - Ну, мы еще посмотрим кто кого...
На этом дискуссия отца и сына была закончена.
До рассвета оставалось всего несколько часов. Но Саске решил не откладывать на следующую ночь. Он остановился возле дверей в самом дальнем углу замка и, брезгуя прикасаться к пыльным ручкам, громко сказал:
- Мастер, для вас есть работа! Так что можете выходить.
«Интересно... Какая она, эта Сакура? Насколько жалким вампиром надо было быть, чтобы использовать девушку-дампира в качестве щита?» - думал он, пока за дверью шуршали и копошились. Наконец, створка приоткрылась, и оттуда вышел седой старик – вампир, который на протяжении многих столетий изменял судьбы дампиров, привязывая их к новым хозяевам.
- Ну-у-у, что на этот раз-то от меня надо? - прокряхтел он.
- Ваша задача – исполнять свою работу, только и всего, - Саске направился в ту сторону, где держали дампиров. - И возьмите с собой все, что надо, я не хочу ждать.
Старик вернулся в комнату и начал рыться в дорогом резном столе. Затем он медленно пошел в сторону молодого принца.
После того, как хозяин отказывается от дампира и у него нет нового господина - без печати - дампир мог бы сбежать. Но, увы, и это всегда предусматривалось.
Дампирку уложили на какой-то прямоугольный стол – чем-то немного напоминающий из древних сказаний – стол жертвоприношений. Резной, черный, из гранита. На нем просвечивались изредка письмена, сделанные несколько сотен тысяч лет назад. На столе-то и спала девушка. Руки были расположены вниз по телу и закреплены цепями. Так же как и ноги. Но это ее, казалось, не стесняло - видимо, в сражении она сильно устала. Еще бы. Битва не на жизнь, а на смерть.
Саске подошел к изголовью – туда, где стояла внушительных размеров нефритовая чаша. Взяв старинный кинжал, лежавший рядом, принц полоснул себя по вене и его почти черная, иссиня кровь заструилась по руке. Чаша очень быстро наполнилась, и Саске зализал свою рану – даже шрама не осталось. Теперь ход мастера – с его иглами и свечами.
Мастер, подойдя к столу, даже спросил с толикой удивления:
- Девчонка? Интересно... – затем стал осматривать. - Хорошо натренирована, - сделал вывод он, оглядывая ее. - В ужасном виде, правда, и измождена. Как давно хозяин прервал связь?
- Несколько минут назад.
- А это тот самый клан... Весьма надоедливый... И вообще, если можно назвать этот сброд таковым, - продолжил старик, все это время работая. Темная острая иголка была уже накалена. Теперь в ход пошла кровь наследника. - Хозяин мертв?
- Он откупился этой дампиркой. Скорее жив, чем мертв.
- Хах, ничтожество. И как дампир попал к таким? - не без удивления отметил старик, - что с ней было, что она не реагирует на боль от наложения печати? - поинтересовался он, вшивая новую, кровью-нитью принца.
- Это так необходимо для обряда? – недовольно ответил вопросом на вопрос Саске – его уже начала раздражать болтливость мастера.
- Нет, просто интересно, - так же невозмутимо ответил он, вшивая кровью печать.
«Черт бы тебя побрал. Понятно, почему ты так дружен с отцом», - Саске хмуро наблюдал за его действиями. - Сам не догадаешься?
- Все готово, - ответил старик, не обращая внимания на принца.
Саске подошел поближе к Сакуре и стал осматривать ее.
- Она исполнит любой мой приказ?
- Теперь – да, с этой минуты она – ваш шевалье. На ней печать вашей крови, - ответил старик, собирая инвентарь для обряда. - Вот только не мешало бы ее привести в порядок и дать отдохнуть.
- Это уже не твоя забота, - несмотря на то, что девушка была в ужасном состоянии, Саске перекинул ее через плечо, как собственность и направился к себе.
«Такая легкая, как она вообще решилась на сражение, да еще и выжила?»
Карин в его комнате уже не было – придя в себя после позорного соблазна, она поспешила удалиться не только из его покоев, но и из самого замка. Она понимала, что больше ей тут делать нечего. Но это пока. Может быть, вскоре она вернется сюда снова.
Саске небрежно опустил Сакуру в кресло, а сам позвал прислугу и приказал сменить белье в его постели – на подушке были видны свежие следы слез, а одеяло и простыня пропитались кровью. Пока его приказ выполняли, принц решил принять ванну. Будучи уже в одном халате, проходя мимо дампирки, он задумчиво на нее посмотрел и, взяв на руки, понес с собой – нужно было привести ее в порядок.
Стоило принцу ступить на ледяной пол купальни, как он тут же почувствовал чужое присутствие. Этот кто-то был ранен и запах его крови выдавал его с головой. Кровь дампира. Почувствовав ее, Саске удивился – она снова была такой, словно он уже «звал» ее. Готовая, выдержанная и желанная. Если бы он не насытился кровью ранее, то непременно бы устроил перекус прямо здесь. Но дампиры ценны, и даже этот беглец не исключение.
«Полежи здесь, проблемная дампирка», - он опустил ее на холодный пол, а сам, перешагнув через нее, пошел на встречу своей «засаде».
Схватка была недолгой. Хоть многие вампиры слишком сильно полагались на своих шевалье и не тренировали свое тело, Саске был не таким. Он не уступал дампирам, и даже во многом превосходил их. Обезвредив беглеца захватом, Саске заметил, как изменилось лицо дампира – лежа на полу, и не имея возможности пошевелиться, он с ужасом и отчаянием смотрел на девушку, лежавшую неподалеку. Точнее не на нее, а на новую печать на ее плече.
Саске видел, что внутри дампира происходит борьба с самим собой – он пришел сюда, только потому что Сакура всегда хотела свободы, и это был ее шанс. Но он опоздал.
- Отпусти. Я умею проигрывать, - покорно сказал он, расслабляя свое тело.
Вскоре беглец был передан страже, а Саске вернулся к своей новой шевалье.
Сакура, лежавшая на холодном полу продрогла и попыталась пошевелить плечом, которое жгло из-за новой печати. Она пару раз глубоко вздохнула и открыла глаза, но по-прежнему даже это ей далось с трудом. Она, все еще лежа, стала оглядывать комнату весьма замутненным взглядом.
- Проснулась, дампирка? - Саске наблюдал за ней, стоя неподалеку.
Девушка нахмурилась и повернула голову в сторону источника звука. Она вспомнила его. Тот самый вампир, который недавно разглядывал ее как товар. И, насколько она помнила, он сын лидера того клана, с которым они сражались.
- Встань.
Сакура вспомнила тут же последние слова: «Отец ты все слышал? Я хочу ее».
«Значит, обмен все-таки состоялся», - проскользнула мысль. - «Новая печать...вот почему так горячо...» - Cакура встала.
Саске вдруг подошел к ней и, подталкивая ее в спину, повел к горячей воде. Молча. Но даже в его жесте и прикосновении была властность и усмешка.
Девушка, не оказывая никакого сопротивления, шла туда, куда было велено.
«Значит, теперь у меня новый хозяин... Что меня ждет дальше?»

Глава 2. Новый господин.
Груз становится легким, когда несешь его с покорностью.
Овидий.

И вот, они остановились у края воды. Принц развернул Сакуру к себе лицом и стал расстегивать ее потрепанный топ. В его взгляде не было ни похоти, ни насмешки, лишь сосредоточенность и холодный расчет – что делать с этими ранами.
Девушка с паникой в глазах смотрела на то, что он делает. Не понимала. Почему, зачем? Раньше в клане Кобры ее вообще не трогали, делала свою работу шевалье – и ладно. Ее принимали за грязь и не более. А точнее – просто за пушечное мясо. А здесь... Что здесь происходит? Сакура отступила на шаг назад, не без удивления отметив, что она напугана, и эти эмоции легко можно прочесть по ее глазам.
Уголок губ Саске приподнялся в усмешке. Он чувствовал ее страх, поскольку сам был хищником. Еще шаг навстречу, протянутая рука – и девушка срывается с плитки и падает в воду. Но всплеска не произошло. Саске поймал ее, успев обнять за талию и притянуть к себе. Он прижал Сакуру к себе еще сильнее. Запах свежей крови ударил по нему, когда его рука случайно сорвала корку с одной из ее ран.
- Дампирка, так не пойдет. Я – твой хозяин, так что тебе нечего бояться. Конечно, если твоя совесть передо мной чиста, - добавил он, ехидно усмехнувшись.
Девушка хотела было ответить, но, внезапно, ее настигла новая волна слабости. Как не вовремя. В глазах немного помутнело, и ей пришлось сощуриться, чтобы видеть нового хозяина. Все-таки она еще не получила никакой передышки после двухдневного сражения. Совладав кое-как с собой, она спросила:
- Тогда, господин, что вы хотите? - она уже более уверенно стояла на ногах и слабо попыталась освободиться от руки хозяина. Все же раньше все было не так - прежний господин и вовсе брезговал к ней прикасаться, так тут она практически в его объятьях.
- Я хочу, чтобы мой шевалье была в состоянии не падать в обморок от потери крови и сил, - холодно сказал Саске. - Раздевайся и бегом в ванну, - добавил он, отпустив Сакуру и направляясь к столику с разнообразными склянками на нем. Выдвинув ящик, принц извлек оттуда бинты, стерильные тряпки и какую-то мазь. Хранить все это здесь у него уже вошло в привычку – тренировки не проходили бесследно.
- Что? – девушка, казалось, вообще была в прострации. Прежний хозяин ее постоянно избивал, когда был не в духе, и сделать-то она ничего не могла, а если и осмеливалась ударить, то он отрывался не только на ней, но и на ее друзьях. Потому ей приходилось терпеть. Даже свои раны ей приходилось лечить самой. В общем, жила как грязная цепная собака, до которой нет никому дела – жива и ладно. А здесь... даже это уже можно было по ее оценке назвать заботой. Просто поэтому она все еще стояла как вкопанная и по-прежнему удивленно на него смотрела.
Саске поставил все на краю, возле воды, и вошел в теплый горячий родник прямо в халате. Протянув ей руку, он посмотрел ей в глаза, явно недовольный ее нерасторопностью.
Сакура сглотнула. Она посмотрела на его протянутую руку, затем по сторонам, словно проверяя, ей ли он протягивает ладонь. Она стояла, как затравленный зверь, не понимавший, что ему пытаются помочь.
- В чем дело? Не пытайся сбежать. Если ты не заметила, то я теперь твой полноценный хозяин.
Девушка едва заметно помотала головой. Было видно ее сильное замешательство. Реальность никак не могла пробиться в ее разум. Ее не убили, не избили и, более того, пытаются сделать хоть что-то, чтобы помочь.
«Помощь..? Это невозможно...» - подумала она. - Я не понимаю... чего вы хотите...
«Сначала рыжая дура, теперь эта, явно со сдвигом», - Саске даже на секунду показалось, что у него начался нервный тик. Хорошо, что только показалось. - Я хочу помочь, - выделяя каждое слово сказал он. - «Да, поторопился я с выбором дампира... Зато кровь у нее вкусная, можно прекрасн... Что это?» - Саске, смотря на дампирку снизу вверх, только сейчас заметил следы порезов и рваных ран на ее шее, которые раннее были прикрыты ее волосами. Некоторые зарубцевались, другие – были синими от того видимо, что ее часто истязали. Принц вспомнил ее бывшего хозяина и сопоставил факты. Его разозлило, что такие омерзительные вампиры еще существуют среди аристократов. С ледяным, почти гневным взглядом, он приказал Сакуре: - Иди сюда, ко мне, и разденься, прежде, чем погружаться в воду.
Приказ прозвучал. Печать, которая только-только перестала жечь, начала нагреваться, заставляя Сакуру раздеться. При этом, она вообще старалась не думать о том, что она сейчас делает. Уже через минуту она нагая зашла в воду по плечи, пытаясь не издавать ни единого звука - хотя как хотелось закричать что есть мочи. Чуть горячая вода щипала раны, которые только-только успели затянуться хотя бы коркой крови. Ощущения не из приятных.
Саске намочил тряпку и, подойдя к ней со спины, стал смывать с нее грязь и запекшуюся кровь. Вода окрасилась в красный и черный цвета, а кожа девушки становилась все чище и яснее стали видны сами раны. На спине оказался особо болезненный порез – длинный и глубокий. Провозившись с ним довольно долго, вампир развернул девушку к себе лицом и продолжил промывать ее. Вода стекала по ее коже, унося с собой все, что приносило ей еще больший вред. Тряпка в руке Саске скользила по ее телу, порой довольно болезненно сдирая корки. Когда дело, наконец, было сделано, он выбросил ее и расслабился в ванне, получая удовольствие от теплой воды.
Все это время девушка стояла понурив голову. С ней обращались так впервые, и вообще, до этого она, конечно, привыкла к аду, но то, что происходило сейчас не вставало ни в какое сравнение c прошлым хозяином.
- Расслабься здесь, пока кровь не свернется как надо. Твою кровь часто пили?
Отвечать она не стала - только кивнула.
- Почему ты стала дампиром такой мерзости?
Харуно не совсем поняла вопроса:
- Вы так говорите, будто у нас есть выбор, - но по истине девушка не переставала удивляться тому, что происходит. Она пыталась настроить себя хуже, чтобы потом не разочаровываться. Может, все на самом деле не так, как она видит?
«Нет выбора? Интересно... Жаль я раньше не общался с дампирами. Зато сейчас узнаю много новенького...» - Саске вышел из ванны и, сменив халат на полотенце, которое закрепил на бедрах, взял еще одно – огромное, банное. - Выходи, давай заканчивать самолечение, а то у меня уже жажда от тебя просыпается, - беззлобно улыбнулся он ей.
Девушка сначала было хотела быстро выйти, но потом одумалась. Когда она зашла нагая в купальню, тогда она была, хоть и без одежды, но более ли менее прикрыта...чем? Грязью, кровью, местами обгорелой кожей. Но сейчас, когда ее «отмыли»... Кашлянув, она спросила:
- А вы...не могли бы отвернуться...
- Да что я там не видел, - лениво буркнул Саске, закрывая глаза, но не отворачиваясь.
«C ума сойти...» - мелькнула в голове девушки мысль... Тем не менее послышался всплеск воды и она, еще на слабых ногах, но несколько расслабленная вышла из ванны, сразу хватая полотенце и оборачивая им себя.
Саске, услышав, что она вышла на плитку, приоткрыл один глаз и с ухмылкой смотрел на Сакуру, пока та была занята полотенцем. Он успел увидеть ее теперь чистую кожу, ровную фигуру, не испорченную грязью и кровью, и отметил про себя, что дампирочка не плоха.
Девушка, как только закончила с «прикрытием», встала, облокотившись о стену, потирая руки и поглядывая по сторонам. Инстинктивно она искала везде подвоха.
Наблюдая за ее причудами, Саске подошел к ней на расстояние вытянутой руки и, изучая черты ее миловидного лица, спросил:
- Чего ты боишься?
Дампирка старалась смотреть куда угодно, только не на него или просто в одну точку. Прошлая жизнь была просто ужасна, но она привыкла к ней. Приняла. А тут... Да и в прошлой жизни перед ней не шастали наследники кланов в одном полотенце на бедрах...
- Дампирка, я задал вопрос.
- Я не знаю точно... Просто, вы отличаетесь от моего предыдущего хозяина, - cказала она, медленно, с расстановкой, словно когда говорила это пробовала каждое слово. У предыдущего хозяина она молчала всегда. Потому сейчас обмениваться словами для нее так много и с высшим было непривычно.
- Да, отличаюсь. Я - не он, - Саске протянул руку и четким движением стянул с нее полотенце. Потом, отбросив его на пол, он пошел за мазью. - Иди сюда.
Сакура проводила его удивленным взглядом. Затем, не поворачивая голову, одними глазами она посмотрела на свое тело. С таким же удивлением она посмотрела на полотенце. Осторожно и тихо она нагнулась подобрать его. Вновь прикрывшись им, она сказала:
- Вам не стоит... Я вполне могу позаботиться о себе сама.
- Ты мне будешь указывать, что делать? – тяжелый от усталости после бала и разборок взгляд скользнул по Сакуре.
Девушка чувствовала дикое смущение, хотя и не показывала этого. В ответ новый господин увидел лишь кивок в знак покорности.
- Хорошо. Раз можешь позаботиться сама, тогда сделай это, - Саске кинул ей мазь и уселся на деревянную резную скамью и, привольно расположившись на ней, стал рассматривать дампирку, только теперь заостряя свой взгляд на ее девичьих прелестях.
«Посмотрим, как ты будешь замазывать рану на спине», - усмехнулся Саске.
Cакура поняла подвох. Ну ничего. Много раз ее раны оставались неухоженными, и доказательством этому служили шрамы на теле. Так что это проблемой не было. Ее только напрягало чрезмерное внимание нового хозяина. Ничего не поделать. Ее взгляд, как всегда по закону подлости, мельком встретился с его.
«Дьявол во плоти...»
Затем, она присела на табуретку и стала намазывать сначала глубокие порезы ушибы и кровоподтеки, а после – взялась за мелкие. Когда она закончила все это – по крайней мере не в труднодоступных местах, она положила мазь и, опять же склонив голову в поклоне, сказала:
- Спасибо.
- И ты оставишь то, что уродует твою спину? – надменно прозвенел его голос, эхом раскатившийся по купальне. Принц уже и думать забыл о Карин. Кровь этой дампирочки была куда вкуснее, а ее фигура привлекательнее. Саске нравилось, как золотистые блики от воды, усеивали ее тело, словно невесомое прозрачное платье, трепещущее от любого движения воздуха.
- Да это всего лишь царапина, - пожала она плечами.
«Странно... Она запуганная и без эмоциональная, но при этом то и дело проскальзывает что-то другое. Такое впечатление, что она прячет свою суть», - Саске расплылся в улыбке, довольный, что будет чем заняться в перерывах от отцовских заскоков со свадьбой. Со стороны его улыбка выглядела как усмешка, и тем более она стала выглядеть самодовольнее, когда он произнес:
- Дампирка, ты сказала, что можешь позаботиться о себе полностью сама. Ты наврала мне?
- Нет, - чуть покачала она головой. Взгляд ее все время был опущен, как у рабыни.
- А теперь посмотри мне в глаза и скажи, если ты не врешь, то почему рана на спине не обработана?
- Потому, что я не считаю ее столь опасной, - просто ответила она.
- А меня ты считаешь опасным? – Саске забавлялся сложившейся ситуацией.
- Я не знаю.
- Если ты не залечишь ее, я буду считать, что ты ослушалась меня.
- Но я же не нарушила приказа... - cпокойно возразила дампирка.
- Уже возражаешь, прогресс личности на лицо, - насмешливо сказал принц, поднимаясь со скамьи и подходя к дочери человека и вампира. - Будешь наказана.
На лице девушки была едва заметная полуулыбка.
«Ну, хоть предупреждает...» - она стояла молча и все так же смотрела куда-то вдаль. Только не на хозяина.
Саске взял ее за руку и отвел к скамье, на которую ее потом поставил. Развернув девушку к себе спиной, он снял с нее многострадальное полотенце и накрыл ее руки своими ладонями, прижав к стене. Теперь ее рана была на уровне его лица и Саске мог легко осуществить то, что задумал.
Как всегда, сначала он облизнулся, а затем, Сакура почувствовала его теплый, мягкий, но сильный язык на своей спине. Он зализывал края раны, заставляя ее затягиваться. Слюна вампира творит чудеса, но болезненные. Вся спина девушки горела огнем. А Саске, в наглую воспользовавшись моментом, вкушал ее кровь – слегка острую, но в то же время со сладким привкусом. Кровь была настолько вкусной и так сильно откликалась на его «зов», что Саске чуть не потерял самоконтроль от жажды. Его челюсть свело, и острые клычки слегка прикусили кожу возле раны. Парню так и хотелось добраться до ее шеи и осуществить настоящий укус – почувствовать тот экстаз, но более сильный, ведь теперь на месте Карин эта интересная дампирка.
«Ты жалок, Саске, если ведешься на поводу у собственного желания», - усмехнулся он сам себе. Отпустив Сакуру, он пальцами стер кровь со своих губ и облизал их, как после вкуснейшего ужина.
Девушка все это время смотрела на его ладони. К ней прикоснулся хозяин? Еще в большее удивление ее повергло то, что, когда он к ней прикоснулся, по телу пробежались мурашки, заставив девушку вздрогнуть. Да и весьма необычное наказание сзади поддавало жару.
- Залечилась? Теперь спать, - Саске обнял ее за талию и, вместо того, чтобы поставить ее на пол, понес как мешок с картошкой в свою спальню. Их обнаженные тела соприкасались – ее - теплое, и его – прохладное.
Сакура никак не могла истолковать поведения хозяина. Конечно, по сравнению с ее прошлым - он агнец божий, но, тем не менее, слишком многое настораживает. Все не может быть в ее жизни нормально – такой вывод она сделала давно.
- Вы, наверное, не поверите, но у меня есть ноги, - cказала девушка, но можно было заметить в ее голосе толику недовольства.
- А что, все остальные дампиры – инвалиды? – насмешливо спросил он.
- Нет, просто я могу ходить...сама, - добавила она.
- Здорово, впечатляет.
Девушка терпеливо выдохнула... Он играется... забавляется. Ну, это все равно гораздо лучше – кто знает, может, нынешняя жизнь будет легче?
Небрежно он опустил ее на свою кровать и, обойдя ложе с другой стороны, лег спать – в одном полотенце, закинув руки за голову и словно слившись с царившей здесь тьмой.
Теперь Сакура недоумевала. Что это значило и что ей теперь нужно было сделать? Старая ее одежда валялась в купальне. Но вариант. Добило ее то, что она была на постели наследника. Она еще просидела так минут пять неподвижно, удостоверившись в том, что он спит – об этом говорило его ровное дыхание. Затем дампирка тихо, как кошка, встала с кровати и на цыпочках, нагая, пошла в купальню за одеждой.
- Стоять, ты куда? - резко спросил ее принц, стоило ей немного отойти.
- Гм...за одеждой, - честно ответила девушка.
- Ложись рядом со мной и спи. Одежда грязная, завтра тебе принесут другую.
- Рядом с вами? - еле слышно и удивленно переспросила девушка.
- А в чем-то проблема?
- Я – слуга, а вы – хозяин, разве это не проблема?
- Слуга? - Саске расхохотался. - Ты дампир. В тебе течет кровь вампира и только кровь человека в твоих венах обязывает тебя положить свою жизнь за хозяина, если потребуется. Но ты ни в коей мере не слуга. Ложись. Это приказ.
- Я вас не понимаю, - помотала головой девушка.
«Он просто ненормальный...»
«Она точно не в своем уме. Ну, раз ей нравится быть слугой, что ж, ладно», - Саске продолжал вопросительно смотреть на Сакуру, ожидая, когда она ляжет.
Девушка помешкала еще пару мгновений, а затем осторожно, почти невесомо и без шума легла на постель, и то, на самом краю, прикрыв себя одеялом.
«Ничего не понимаю...»
Постепенно комната начала светлеть – наступало неминуемое утро. Однако, ни одной птицы за окном не щебетало – все, у кого есть инстинкты к самосохранению старались не попадать на территорию вампиров. Лучик света пробился в темное окно и осветил ноги дампирки. Черная чешуя сверкнула на солнце, раздалось еле слышимое кошачье шипение. На Сакуру уставились два красных глаза.
Девушка, еще сонная и толком не отдохнувшая (как от того, что произошло вчера можно отдохнуть?), еле разлепила глаза и, увидев змею, застыла. Черная, с темно синими узорами, напоминающими молнии. Самая страшная.
«Так ладно и что теперь...»
Кольца змеи расползались, сужались и щекотали ее ноги. Она была в постоянном движении и словно грелась о ее тепло. Весила она нехило – в соответствии со своим внушительным размером. Хладнокровная тварь (правду говорят, питомец похож на своего хозяина) потянулась к лицу дампирки и ее длинный раздвоенный язык чиркнул по щеке Сакуры. Змея шипеть перестала, но красные глаза не внушали доверия.
Девушка лежала и, наблюдая за змеей, обводила взглядом окружающие предметы - нужно было сделать хоть что-то. Когда хладнокровная коснулась языком ее щеки, она прикрыла глаза.
«Как странно...» - Сакура бросила взгляд на сторону постели где спал хозяин.
Внезапно шипение возобновилось и змея вытянувшись, изогнулась, набирая расстояние для броска. Ее клыки были длинные и острые как иголки. Сверкнув в полумраке, они нацелились прямо на девушку. Еще пару мгновений и змея кинулась на нее со скоростью звука.

Глава 3. Садист и леди. Часть 1.
Мой идеал: Симпатичный, умный, сильный, стильный, активный, спортивный, весёлый. В общем, козёл, эгоист и подонок (с).

Шипение. Красные глаза. Холод. Вампир? Змея... Но не менее опасно. Бросок – и дуновение смерти пронеслось от ее движения.
Единственное, что, пожалуй, можно было предпринять, чтобы защитить себя, Сакура и сделала – выставила резко руку вперед, защищая лицо. Однако, за этим боли не последовало. Не было ничего – ни жжения, ни холода. Ничего. Дампирке пришлось зажмурить глаза – единственное, что стало резать. Ей показалось, словно змея превратилась в белую вспышку. От яда бывают галлюцинации...
Раздалось потрескивание, словно кто-то кому-то что-то раздробляет, вроде мелких костей. Звук был тошнотворный – сводило зубы, и желудок просился на свежий воздух. Змея теперь распласталась по всей длине кровати и пережевывала огромного паука прямо над ухом дампирки.
Теперь, когда глаза привыкли к яркому свету, захватившему свои позиции в комнате, их перестало резать и все встало на свои места. Тварь не нападала на Сакуру – это была всего лишь охота за членистоногим неудачником, пристроившимся у изголовья кровати. И яда никакого не было – всего лишь лучи солнца, резко осветившие помещение. Дампирам не страшен свет, но, поскольку они ночные жители, он приносит немало хлопот их глазам.
Девушка с ужасом уставилась на змею, которая довольно-таки аппетитно чавкала, при том она все еще заглатывала оставшиеся части паука... Не из приятных... И еще этот хруст от лапок...
«Глупый вопрос, конечно, но сколько он не убирался в комнате, раз тут ползают такие... «дивные» создания?», - Cакура села на постели. Все было похоже на бредовый сон, ну, если не считать только что произошедшего. Она сидела на самом краешке постели, натянув на себя одеяло.
Дампирка даже не заметила, как заснула – ее организм больше не выдержал издевательств над собой, и она буквально отключилась. Сколько она проспала – девушка не знала. Солнце все еще освещало постель, но лучи поменяли свое направление, значит, был примерно вечер. Ее внимание привлек какой-то запах...очень приятный. Принюхиваясь, она только сейчас поняла, что так пахнет постель.
Запах был странный, пьянительный, сладкий, но в то же время горький. Нюх дампира не так просто провести. Она наконец начала различать вкус черного шоколада, который смягчал запах коньяка. Однако была еще и корица, придававшая пикантность и оригинальность. Неожиданное сочетание трех ингредиентов, но поразительно, как они дополняли друг друга.
Она перевела взгляд на господина. Молодой вампир мирно спал, не обращая внимания на хвост змеи, который оплел его ногу. Его грудь равномерно вздымалась, и блики солнца играли на его мраморно-белой коже. Как люди не могут спать при свете, так и высшие вампиры не могут спать во тьме. Его угольно-черные волосы казались почти синими в лучах света. А приоткрытые губы обнажали едва заметные кончики клыков, которые блестели на солнце.
Девушка разглядывала его лицо в течении нескольких минут. Змея тут же потеряла для нее всякий интерес.
«А он...» - Сакура даже не думала, что вообще когда-то это скажет, хотя бы даже про себя, - «...ну, симпатичный...» - ее размышления прервал хруст последней лапки. Не смотреть в сторону большой змеи – она уже поставила себе это условие. Теперь ее мучил другой вопрос. Она сейчас сидела у изголовья кровати, обняв колени и прикрывшись одеялом. - «Когда же одежду принесут? Хуже быть не может...» - вдруг заурчал живот. - «Нет... похоже может...»
Сакура не заметила, как змея оплела ее вокруг и положила свою голову между ее животом и коленями, порой шевеля язычком и словно улыбаясь. Таким образом Саске и Сакура оказались связаны одним питоном...
Сакура посмотрела на змея сверху вниз и увидела, как он медленно и вальяжно приподнял глаза на нее...
«Больно умный...» - затем, она окинула взглядом всю постель. - «И так повязана с ним печатью, а теперь еще и ты... Куда уж крепче», - девушка вздохнула. - Ладно... - начала она шепотом, - раз ты такой умный, не мог бы ты слезть с меня? – питон смачно зевнул, снова продемонстрировав свои клыки. - «Глупо, конечно, говорить со змеей...»
Прошло еще немного времени, солнце переместилось, и теперь кровать Саске находилась в тени. Пригревшийся питон недовольно проснулся и лениво пополз на другое тепленькое местечко.
«Это просто совпадение...» - теперь, первое, что начала делать дампирка, так это оглядываться в поисках чего-нибудь такого, во что можно обернуться. Ее хозяин вчера достаточно видел, даже слишком. Она юркнула в ванну, и взгляд ее упал на остатки одежды.
«Ммм…да, держалась на честном слове», - тут она увидела большие тонкие полотенца, гораздо длиннее, чем те, которыми они пользовались вчера. Тяжелая жизнь научила девушку радоваться даже маленьким везениям, и сейчас было как раз одно из них. Обернувшись им, она вернулась в комнату, где тихо села на кресло, перешагивая через жирного питона.
Вскоре, последние лучи солнца скрылись за горизонтом, и мир стал погружаться в сон, в царство ночи. Комната тут же стала черной, непроглядной, и только кровь вампира в жилах позволяла видеть предметы, тела и даже оттенки цветов...
«Неужели сумел выспаться?» - Саске проснулся, но не открывал глаз – ему полночи не давала спать эта дампирка. Он чувствовал ее резкие движения, а потом еще и змей решил устроить завтрак. Но открыть глаза все же пришлось – в дверь постучали и внесли чистую одежду для девушки и какой-то конверт на подносе с печатью его отца.
Саске, немного взъерошенный, что только подчеркивало его натуру, поднялся, накинул халат и взял конверт у прислуги, кинув одежду Сакуре, даже не глядя в ее сторону. Распечатав конверт и пробежавшись по содержанию глазами, он буквально рухнул на кровать и голосом трехдневного бодуна приказал слуге удалиться.
«Снова бал. Снова это сватовство. А теперь еще отец угрожает, если я повторю свою выходку. Вынужден признать, общество его шевалье куда лучше, чем общество кисейных барышень с тормозной жидкостью вместо мозгов», - Саске задумчиво покосился на Сакуру. - «Она другого сорта, вот только добраться сложно. Придется провоцировать, я хочу узнать ее получше. Все же эксперимент требует жертв», - усмехнулся он. - «Кстати, о дампирке. Она же совершенно из другого круга. Еще опозорит нас на балу. Мне-то все равно, вот только шишки от отца получать буду я».
- Эй, дампирка. Если тебе предложат идти со мной на бал, в чем ты пойдешь? – теперь его голос был более менее нормальным.
- В обычной форме, - ответила она, вообще не понимая, почему ей задают такой глупый вопрос. В любом месте ей нужна просто удобная одежда, чтобы защищать.
«Так и знал. Ладно, до бала еще целая ночь и целый день», - Саске скомкал письмо и выбросил его в корзину, стоявшую в углу комнаты, - Одевайся и пошли. У нас полно работы, дампирка.
Его обращение к ней звучало как ласка, после «шлюхи», «твари» и «дряни». Девушка прошла в ванну и только там позволила полотенцу спуститься с ее тела. Она в темпе стала одеваться. Не прошло и минуты, как Сакура стояла уже перед хозяином и в поклоне известила его:
- Я готова.
- Вижу. Ты хоть какое-то представление о балах имеешь? – Саске теперь тоже был в одежде – черных брюках и черной облегающей кофте с высоким воротником. Его руки были в карманах и весь этот образ дополнял его гипнотически наглый взгляд.
- Зачем мне иметь представление? Я там лишь в качестве охраны – не больше, - Сакура нахмурилась, не понимая, к чему клонит ее хозяин.
- Ясно, - принц повел ее куда-то по коридорам.
Они выглядели зловещими – в самый раз для хищных ночных людей. Стены, пол, потолок – все здесь, казалось, было вырезано из одного целого куска гранита. А точнее – из целой скалы чернейшего гранита. Но стоило присмотреться, и Сакура увидела то, что просто поражало. Представьте себе реку рубиновой чистейшей крови, заледеневшей и осушенной, но ее ручьи все еще переплетались друг с другом. Они извивались, перетекали, обрывались и сливались. Саске, заметив то, как она разглядывала потолок и стены, провел пальцами по этому безумному искусству и с усмешкой спросил:
- Красиво?
- Да-а-а.. - только и протянула Сакура, все еще озираясь вокруг. - «Спросил мое мнение?»
- Это красный топаз. Символ нашего клана. И эти змеи – тоже, - он указал на потолок. Теперь девушка заметила, что это не просто переплетения ручейков из камня. Это – рисунок змей. Они окутывали весь гранит, и казалось, что сам замок – воплощение вампирской сути.
Сакура оглядывала каждый орнамент, боясь что-то пропустить... Все ей казалось настолько необычным. Уже первые дни пребывания в этом замке с новым хозяином по истине можно было назвать счастьем для нее. Мечтания прервал громкий звук недовольства живота. Девушка скорчила недовольную рожу, но по ее мимике несложно было догадаться, что она пыталась заглушить неприличный каприз желудка. Больше двух дней она была без пищи. Даже натренированному дампиру выдержать это сложно.
- Хочешь есть, дампирка? Кровь? Или ты травоядное? – насмешливо спросил он. Вообще-то в мире вампиров это было оскорблением, но он привык, что все молчат, зная его власть и даже просто то, на что он способен. Поэтому говорил все, что хочет.
- Я не пью кровь. Ем обычную пищу, - просто ответила она, не обращая внимания на это его «травоядная».
Саске коварно сощурил глаза, смотря на дампирку, и уголок его губ ехидно приподнялся, обнажая один маленький кончик клыка, который прикусил его нижнюю губу.
«Как раз вовремя для моей маленькой мести. Ты сделала ошибку, не давая мне спать. Теперь я отыграюсь».
Оставшееся время она молча шла за ним, иногда озираясь вокруг. Замок не то, что восхищал, даже для нее – полувампира, получеловека он казался угрожающим. Все представало таким царственным, величественным и ужасно пугающим. Но было в этом всем что-то еще. Наверное что-то притягательное...
Саске привел ее в зал, посреди которого стоял небольшой стол, и возле него суетился молодой слуга – ученик главного повара пытался сервировать. Саске, облокотившись о стену, стал наблюдать за его действиями.
Хрупкая на взгляд, но прочная на ощупь посуда была сделана полностью из хрусталя. Даже приборы – ножи, вилки, ложки и еще щипцы, которые Сакура видела впервые. Да не одни, а разных форм и размеров. Все было ручной работы, изящное, легкое и удобное. Молодой парнишка очень сильно переживал из-за присутствия принца – он уже завалил в прошлый раз этот маленький зачет, и позориться перед высшим не хотелось. Однако, не смотря на все переживания, стол оказался совершенным – ни единой лишней складки на скатерти, ни единого предмета, который бы лежал не на своем месте или не под нужным углом. Сервировка достойная короля королей.
- Оставь нас, когда позову принесешь еду. Свежую и самую лучшую, - приказал принц и, вынув наконец руки из карманов, подошел к столу и отодвинул стул, словно собирался пригласить леди сесть за стол.
- Дампирка, садись.
Когда Саске повернулся, чтобы позвать ее сесть, он поймал ее удивленный взгляд. Более того, она смотрела на него сначала как на сумасшедшего. Ну, до того, как повернулся лицом к ней, а взгляд он угадал по тому, что она неумело его перевела и то не вовремя. В ее глазах читался немой вопрос:
«Зачем все это?»
- Вчерашнее опять повторяется? Мне долго тебя ждать прикажешь? – он проигнорировал ее взгляд и нетерпеливо постучал пальцем по спинке стула.
Девушка подошла и села на указанное место. При этом она стала ерзать. Все, что происходило, никак не укладывалось в голове или просто она привыкла, что все слишком плохо?
Саске хитро взглянул на нее сверху вниз, стоя позади и придвинув стул к столу, наклонился к Сакуре. Дампирка услышала его вкрадчивый, бархатистый голос, то ли издевающийся над ней, то ли просто веселый:
- Могу себе представить как ты будешь опьянена, когда поймешь разницу между жизнью там и жизнью здесь, со мной, - затем он отстранился и, встав по правую руку от Сакуры, широким жестом обвел стол. - Вот то, что ты должна сегодня выучить за несколько часов. Только потом в качестве поощрения тебе принесут еду, так что приступай. Бери в руку прибор, которым не знаешь как пользоваться и для чего он и я буду объяснять. Но только один раз. Ты все поняла?
Сакура выслушала все, что он сказал.
«Принцип тот же... Выполни команду и получишь пищу...» - скептично, но немного грустно отметила она. - «А чего я хотела?» - усмехнулась она про себя. - «Они все принимают нас за животных. Просто предыдущий пренебрегал, а эти...просто считают, что дампир – это редкая порода... Как собака...опять», - Cакура, после минутного раздумья, указала на самый крайний прибор, который лежал справа от нее. О сервировке стола она не знала ничего. Да и откуда?
- Это вилка для салата, - терпеливо ответил принц. Судя по ее замешательству, все хуже, чем он предполагал. Не узнать самое простое – признак того, что они здесь просидят до вечера.
Опасения Саске подтвердились. Она указала ему все предметы. Абсолютно все. При этом, она осматривала внимательно каждый, словно пыталась найти соответствие между предметом и тем, что им едят.
Учиха стойко выдержал все и даже стал потом спрашивать ее – точно так же, каждый прибор со всеми подробностями.
- А теперь скажи мне, для чего это? – он взял в руку самый нелепый прибор из всех – вроде чайная ложка, но ручка у нее была длиннее, чем у половника.
- Ложка для приготовления смешанных напитков, - сразу ответила девушка.
«Золото, а не дампирка. Я из тебя сделаю леди, которая вобьет всем курицам мозги на место», - уже строя планы на следующую ночь, подумал он. - Как и обещал, - Саске подошел к двери и позвал прислугу. Тут же в помещение стали вносить разнообразную еду – все деликатесы человеческого мира. Ведь вампирам не нужна еда. Они наслаждаются ее вкусом все равно что запахом цветов. Там были и лобстеры, и устрицы, и кондитерские изделия, и те блюда, названия которых порой не может произнести сам повар.
Сакура смотрела на все это, так, как если бы она увидела какое-нибудь волшебство из сказок, которое просто взяло и, ожив, выпрыгнуло из картинки книжки. От созерцания всего этого в животе разразилась новая волна боли – организм требовал свое. Более того...запах...
«Он же не собирается...это...»
- Ешь, пока дают, - коротко бросил Саске и подал знак рукой всем удалиться – остался только официант. Сам же принц встал снова позади нее и облокотился о высокую спинку ее стула.
«Он так и будет стоять и смотреть? Или подождать, пока занятие себе найдет?» - но внутреннее возмущение ушло сразу же, как только перед ней поставили тарелку с хорошо прожаренным мясом. А гарнир... Черт возьми... Мягкий, чуть сладковатый картофель со сливочным соусом... Рехнуться можно... Прошлый рацион – питание два раза в день – утро и вечер – и всегда почти один: полбуханки хлеба и кусок сыра. Иногда везло – хозяйка кухни доставала рыбу, но это было очень редко.
Саске стоял рядом с ней, потому что ему безумно нравился запах, привязавшийся к ее волосам – аромат сирени. Конечно, чувствовались и шоколад с коньяком, и корица, но цветок упорно не сдавал позиций.
- Тебе нравится сирень? – девушка почувствовала его дыхание на своей макушке – Саске нагнулся к ней и стоял так с прикрытыми в блаженстве глазами, даже не замечая за собой этого.
Сакура только-только хотела попробовать всю эту вкуснятину, что лежит прямо перед ее носом – ведь второго шанса могло бы и не быть, но его вопрос заставил ее остановиться в удивлении...
- Откуда вы узнали?
- Ты кушай, кушай, - он стал рукой перебирать ее волосы и запах начал распространяться чуть интенсивнее. - Просто ты вся ей провоняла.
Сакура пропустила мимо ушей это его «провоняла» . Она сейчас представляла, как выглядит все это со стороны. Ее хозяин стоит сзади, перебирая ее волосы.
«Мне...приятно? Безусловно...» - закрыв глаза на секунду, словно прогоняя эти мысли прочь, девушка начала есть. О да. Еда прогнала все, что было в голове лучше всего. Столько разных вкусов, столько ощущений, что даже челюсть свело на пару мгновений от непривычки есть такую божественную пищу.
- Учти, сразу много есть после голодовки чревато последствиями. Никто еду у тебя не отбирает, и есть ты такую будешь каждый день. Так что не переусердствуй, - Саске буквально балдел от этого запаха. Жаль, что вчера, в ванне, он не чувствовался из-за испарений воды. - «Почему у меня такое чувство, словно я приручаю дикое животное? Ну, зато интересно и эксперимент продолжается», - улыбнулся он своим мыслям.
Сакура, услышав это «каждый день», чуть не выронила вилку. Она даже и не думала о таком, когда ее взяли в плен. Она представляла, что все будет то же самое – опять цепи, опять один и тот же тип пищи, от которого поначалу тошнило, но потом привыкаешь и ешь, только чтобы выжить. Да, у нее снова отняли свободу, обменяли, как товар. Но все же... Она корила себя всем, чем можно, только за то, что в душе появилась глупая надежда на лучшую жизнь. Почему корила? Надежда помогает верить в то, что все же что-то будет лучше, но бывает так, что все совсем наоборот и потому, чтобы не разочаровываться, она старалась не строить себе поднебесных замков с хрустальными лестницами. Но, почему-то, на подсознательном уровне она все-таки появилась эта...чертова...надежда...
- Доедай, и мы пойдем дальше. У нас еще много дел, а времени мало, - Саске наконец отстранился от Сакуры и снова отошел к стене, облокотившись о нее со скрещенными на груди руками.
Девушке, казалось, было плевать на то, что он сказал насчет голодовки и переедания. Она съела пару нехилых порций. Такого чуда она еще в жизни не пробовала! А насчет «неблагоприятно» - плевать она на это хотела, кто его знает, вдруг такое завтра не повторится?
«Черт, как же вкусно! Я наелась впервые за эти пять лет...» - осушив стакан с соком буквально в три глотка, она встала из-за стола и мельком-таки оглянулась на стопку пустых тарелок. - «Блин, перестаралась...» - затем, уже с более серьезным видом, подошла к хозяину и сказала в поклоне. - Я жду ваших приказов.
- Жди у моря погоды. Пошли, - Саске развернулся и выйдя из комнаты, повел ее по коридорам. - «Троглодитка. Хорошо хоть кровью не питается, а то жизнями на нее не запасешься...»
И вот следующий зал – ничего примечательного – несколько статуй опять-таки змей возле окон, резной массивный стол у противоположной стены и длинный черный диван с подушками. Возле стола – небольшой стеллаж с книгами и еще какой-то шкаф из красного дерева. Саске окинул оценивающим взглядом ступни Сакуры, подошел к двустворчатому гиганту и, открыв дверцы, извлек оттуда пару туфель на высоком каблуке.
- Держи, - Учиха смешно смотрелся с туфлями в руках и с серьезным выражением в глазах. Вот только это было начало ада...
Cакура взяла туфли из его рук и посмотрела на них ничего не понимающим взглядом:
- Эм...и? - ее плечи, подобно вопросительной интонации, немного приподнялись.
- Обувайся.
Девушка, только плотно поджав губы, глубоко вздохнула и, присев на диван, сняла сапоги и обула туфли. Так глупо она себя не чувствовала давно. Были, конечно, унижение, обида и прочее, но сейчас она ощущала себя очень глупо и смешно.
Саске протянул ей руку и спросил:
- Не жмет?
- Н-н-ет... - неуверенно ответила девушка. - Вы...не могли бы сказать, к чему все это?
- У меня есть планы на бал, который состоится следующей ночью. И тебе там отдается главная роль, так что я сделаю из тебя аристократку. А теперь пройдись, - Саске схватил ее за руку и рывком поднял на ноги. Девушка с непривычки пошатнулась (даже высота каблука остро чувствовалась для того, кто никогда не носил такие туфли), но Саске не стал ее больше удерживать. Он отошел на несколько шагов назад.

Отредактировано Оля (2015-08-23 14:31:10)

2

очень крутой :flirt:


Вы здесь » Архив фанфиков » Аниме-фанфики » Любовь на крови.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC